Леонид Невзлин (nevzlin) wrote,
Леонид Невзлин
nevzlin

Category:

Открытое письмо профессора Павла Забелина

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

В своих выступлениях Вы неоднократно говорили о важности борьбы с коррупцией и рейдерством, а также о необходимости защиты бизнесменов от любителей «кошмарить бизнес». Поэтому, исчерпав все доступные мне законные методы защиты на территории РФ, я прошу Вашей помощи в деле, в котором коррупция и рейдерство присутствуют в полном объеме.

В 1997г. я возглавил Московский Дворец молодежи, который тогда являлся практически банкротом с долгом более 3.5 млн. долл., и вдобавок имел репутацию места, где всегда можно было купить наркотики. Мы смогли расплатиться с долгами, пресечь наркоторговлю, превратить МДМ в один из лучших объектов культурного досуга в столице. В полностью переоборудованном концертном зале МДМ появились настоящие западные мюзиклы; открылись многозальный кинотеатр и фуд-корт с ресторанами доступных цен, - другими словами, бывший банкрот превратился в процветающее предприятие.

К сожалению, все это не ускользнуло от внимания рейдеров, тесно связанных с правоохранительными органами, которые решили воспользоваться тем обстоятельством, что в 2003 – 2005гг. я являлся свидетелем по «делу ЮКОСа», поскольку до этого общался с несколькими топ-менеджерами ЮКОСа с целью привлечения инвестиции для реконструкции МДМ. В тот период следователи Генпрокуратуры требовали от меня дать лжесвидетельские показания в отношении Алексея Пичугина и Леонида Невзлина. Несмотря на угрозы со стороны следствия, я отказался. Последствия не заставили себя долго ждать. В октябре 2004г. мою машину обстреляли из автоматического оружия, и только по счастливой случайности никто не пострадал. Все многочисленные запросы моего адвоката о ходе расследования покушения, адресованные руководителю Следственного Комитета Александру Бастрыкину, по сей день остаются без ответа.

В мае 2006г. следователь Генпрокуратуры Юрий Буртовой с грубыми процессуальными нарушениями возбудил в отношении меня уголовное дело, не имея на это никаких действительных оснований, что в дальнейшем создало следствию массу проблем с доказыванием моей виновности. Например, чтобы обосновать отсутствие у меня полномочий на совершение сделок с акциями ЗАО «МДМ», как я считаю, следователь СКП Михаил Туманов сфальсифицировал копию протокола участников ЗАО «Инталия» от 1997г., в который скопировал мою подпись из паспорта, выданного в 2001г. Факт фотокопирования подписи был подтвержден актом судебной экспертизы Государственного института судебных экспертиз Эстонии.

Мой адвокат в Хамовническом суде ходатайствовал о приложении этого акта к материалам дела, но судья Диана Мищенко ходатайство отклонила, вопреки Договору о правовой помощи между РФ и Эстонией. Отказала она и в проведении экспертизы протокола на территории РФ. Чтобы доказать, якобы, крупность сделки, Туманов сравнил две несопоставимые вещи - рыночную стоимость сделки с акциями и балансовую стоимость активов общества, грубо нарушив закон об акционерных обществах. Мищенко посчитала такое сопоставление обоснованным, хотя такая операция сродни, к примеру, численному сравнению веса двух объектов, один из которых измерен в килограммах, а другой – в фунтах. Более того, в соответствии с законом суд вообще не имел права рассматривать чисто гражданские сделки, тем более, учитывая статью 90 о преюдиции, поскольку законность всех этих сделок была ранее установлена в каждой из трех инстанций арбитражных судов. Судья Мищенко отказалась допросить меня на территории Эстонии, отказалась приложить все из 11 заявленных моим адвокатом ходатайств, отказалась допросить в суде все из 9 свидетелей защиты. 20 июня 2011г. она безосновательно вынесла в отношении меня обвинительный приговор в интересах рейдеров.

Ранее - 10 февраля 2010г. судья Хамовнического суда Марина Сырова признала меня виновным в совершении «мошенничества» с акциями ЗАО «МДМ» и заочно приговорила к 8 годам тюрьмы, чтобы иметь основание удовлетворить заявленный рейдерами гражданский иск в отношении акций МДМ. Чтобы провернуть эту аферу, следствие и суд ловко скооперировались. Туманов укрыл от суда документы, подтверждающие факт оплаты сделки с акциями ЗАО «МДМ», изъятые им во время обысков, чтобы создать видимость, что сделки не были оплачены, а также включил в материалы дела вышеуказанный сфальсифицированный протокол за 1997г.; а Сырова отказалась удовлетворить ходатайства защиты о запросе платежных документов и допросе всех свидетелей защиты.

По счастливой случайности Генпрокуратура не успела меня арестовать, но направила в Германию, где я тогда находился, запрос о моей экстрадиции. Верховный суд земли Бранденбург вынес отказ, указав в решении, что запрос «содержит хотя и подробное, но едва понятное описание действий преследуемого. При этом не ясно, насколько и в какой степени это противоречит закону». На следующем процессе по моей экстрадиции в таллиннском суде прокурор Эве Олеск заявила, что «предъявленное Павлу Забелину обвинение неясно, и не является однозначно квалифицируемым ни по одной статье Пенитенциарного кодекса». Суд Эстонии также отказал России в моей экстрадиции. В настоящее время мне предоставлено политическое убежище в Эстонии.

Господин Президент, только в рамках моего первого уголовного дела следствие, суд и прокуратура совершили 17 противоправных деяний, которые я расцениваю как преступные – все они подробно описаны в моей жалобе в Страсбургский суд по правам человека объемом более 1500 листов. Мои европейские адвокаты убеждены, что я выиграю дело и получу компенсацию за незаконно отобранное имущество, оцененное Генпрокуратурой в несколько десятков миллионов долларов. «Рейдеров в погонах» это не волнует, так как за их преступные деяния заплатят, в конечном итоге, налогоплательщики. Вас, как Президента РФ, я полагаю, подобная несправедливость должна обеспокоить.

Бывший Генеральный директор ЗАО «МДМ», д.э.н., профессор Павел Забелин

Tags: Россия, ЮКОС
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments